## СТАТЬИ ##

 

 

К 50-ЛЕТИЮ СВИНА


Солист группы "Автоматические Удовлетворители" Андрей Панов. Фото: Дмитрий Конрадт/Коммерсантъ
В клубе Ikra собираются праздновать 50-летие Андрея Панова по прозвищу Свин, первого советского панка.

Одно уже название его группы "Автоматические удовлетворители" (АУ) жутко интриговало молодежь 1980-х, особенно когда оно попало в знаменитый "Список самодеятельных ансамблей и рок-групп, своей деятельностью наносящих вред идейно-нравственному и эстетическому воспитанию молодежи". В среде советского андеграунда это было как орден получить.

Никто своими глазами не видел оригинала "Списка самодеятельных ансамблей и рок-групп", но все знали, что вот именно эти группы и надо слушать. А можно было и не слушать. Даже сам факт существования в советской действительности группы под названием "Автоматические удовлетворители" (АУ) вызывал приятную дрожь.

В примечании к списку говорилось: "Эти коллективы созданы стихийно, многие уклоняются от регистрации и аттестации, некоторые их участники — от общественно-трудовой деятельности, пренебрегают правилами социалистического общежития. Слепо подражая западной моде, их участники нередко появляются перед зрителем в неопрятном виде, небрежно и вызывающе одетыми, ведут себя на сцене развязно, аморально. Их музыка характеризуется нарочитым примитивизмом, формированием звука и шумовыми эффектами, многие тексты — отсутствием серьезных мыслей и целей, чувств, откровенной пошлостью и вульгарностью, а порой и аполитичностью".

Андрей "Свин" (или "Свинья") Панов, как никто другой, соответствовал этому формату. Многие современники отмечают, что само название АУ было своеобразный вариацией на тему Sex Pistols, то есть подражание западной моде вполне можно было считать слепым. Первые выступления АУ датируются 1980 годом, однако, ни о какой регулярной деятельности не шло и речи. В начале десятилетия группа играла в основном квартирники, потом надолго распалась, а в "Ленинградский рок-клуб" вступила только в 1987 году. О какой-либо регистрации или аттестации музыканты не особо помышляли. С аполитичностью у Свиньи тоже все было в порядке. По воспоминаниям издателя Олега Ковриги, однажды музыкант все же занялся общественно-трудовой деятельностью — устроился на работу в театр (благо родители были артистами балета). Но вскоре уволился. Причиной была необходимость играть роль комсомольца. Ясное дело, ему больше был по душе сценический образ вызывающе одетого аморального Петрушки.

Несмотря на то что в разного рода воспоминаниях и энциклопедиях имя Андрея Панова стоит в одном ряду с Виктором Цоем и Майком Науменко, обнаружить песни покойного бузотера в сегодняшней жизни крайне сложно. Его не то что на радио нет — трудно найти человека, который просто слушает его записи. Тем трогательнее выглядит прошлогоднее переиздание песен АУ разных периодов под заголовком "Тел. 1979-1994. Претензии не принимаются". Ходовая единица информации о Свине — не песня, а анекдот. На вечере памяти Андрея Панова за байки из жизни первого советского панка, вероятнее всего, будет отвечать его друг и соратник Ник Рок-н-ролл — один из немногих выживших контркультурщиков 1980-х. Остальной состав поминальной бригады — панки следующих поколений, от "Х... забей" до Чачи Иванова из "Наива".

"Свин 50". Клуб Ikra, 27 марта, 18.00
 

Борис Барабанов
Журнал «Weekend» (Коммерсантъ) № 11 (157) от 26.03.2010

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1341384
 

<< НАЗАД          ||          В НАЧАЛО >>