## ИНТЕРВЬЮ ##

 

 

Я НЕ ПАНК (Rock-Fuzz #7-8, 1996 год)


Персона. Андрей Панов. Интервью из Рок-Фузза


Андрей Свин ПановАндрей Панов, больше известный как Свинья - человек легендарный. Существуя сам по себе. не вписываясь ни в какие музыкальные и культурные течения, он тем самым создал себе имидж, который именуется панком. Попав в его комнату, я увидела нагромождение барабанов и музыкальных инструментов.

FUZZ: Ты что - здесь репетируешь?
АНДРЕЙ ПАНОВ: Да. Я теперь, оказывается, большой человек, а не хулиган, которого за слишком громкую игру на гитаре забирали в милицию, Сейчас приходит народ из всех моих составов, грохот стоит неимоверный и никто не пикнет. "Артист" репетипитирует!
 

FUZZ: Сколько у тебя сейчас составов?
АНДРЕЙ: Играющих стабильно - два. Это АУ и ААУ, АРКЕСТР АУ. А разовые акции, как с Осликом - совершенно шаткий вариант. Записались и до свидания, полгода никто друг друга не видит.
 

FUZZ: Сколько человек в ААУ?
АНДРЕЙ: То ли я шестой, то ли я седьмой. Считай: дудка, о-орган, секция... Да, я шестой. Если еще одну дудку найти - и то бы сошло. А если еще десять найти, получится кошмар. Хотя людям нравится. Мы тут играли в Зеленом Дележбенделе на станции метро Мужеложества. Это у Саши Ляпина на фестивале. Все получается, говорят, ужасно профессионально. А в аранжировках и в игре полная натянутость. Они же все играют в военном оркестре.
 

FUZZ: Аранжировки делают они?
АНДРЕЙ: Да, но последнее слово за мной. А в принципе, все делает барабанщик. Он -самый хам, самый орун, самый такой. Он никому не нравится из ансамбля.
 

FUZZ: Пишешься в Москве?
АНДРЕЙ: Да, если не считать того варианта, который моя благоверная видела на станции метро Просвещения. Там совершенно дурацкое оформление, написано, что запись на студии у Тропилло почему-то. Это запись 88-го года, кстати, неплохая. Я -человек без претензий, но на кассете запись сделана плохо. К тому же, чтобы добить кассету, там же группа из города, где, как говорит Михалков, самые красивые девушки. Она была сделана когда-то Кузнецовым. Ладно, это ерунда. Дело в том, что мой альбом назывался "Песенники и Пёсенники". Такая игра слов. А там - "Песенки и песенки". Это же полный бред. Но тоже хорошо... наверное.
 

FUZZ: Ты не куришь?
АНДРЕЙ: Я не курю с 24 мая 87-го года.
 

FUZZ: А что случилось 24 мая 87-го?
АНДРЕЙ: До 16 сентября потерял голос напрочь.


FUZZ: Это от перекура, что ли?
АНДРЕЙ: Это от простуды. Я не бросил, а перестал курить. Мне это никогда не надо было. Мне однажды сосед, с которым мы выпивали, а потом он перестал пить, сказал: "Я свою цистерну уже выпил." Так вот, я свой вагон уже выкурил. Выпивать мне всегда доставляло удовольствие, а курить - нет. Так зачем попу мучить?
 

FUZZ: А что тебе в жизни вообще доставляет удовольствие?

АНДРЕЙ: Э... Выпить... и, пожалуй, на сцену вылезти. Все.
 

FUZZ: Ты считаешь, что для музыканта вылезти на сцену - это определенный вид наркотика?
АНДРЕЙ: Объясняю. Когда я учился в театральном, нам сказали, что мы, все здесь сидящие - говно. Настоящие артисты ходят по улицам. Я это принял буквально на свой счет и сообразил, что играю-то я в жизни, сейчас вот. А выходя на сцену - я расслабляюсь. В замечательном городе Буе, есть такой город - Буй, я заснул на сцене. Получилось так, что Чекан играет целый ход проходки, а я не вступаю. Я на корточках сижу, хотя в последнее время уже не сижу - никому просто пьяная рожа не интересна. Чекан играет еще раз, потом подходит ко мне - смотрит. Оказывается, я храплю. Он парень очень сценичный, моментально находится и дает мне пинка. Я тут же начинаю петь, а он еще проходку не доиграл. Честно - я от себя такого не ожидал. Получилась работа на публику. Я чаще остаюсь по пояс голый, только ниже пояса. Это зависит не от состояния, а от обстоятельств. Кстати, в крупных городах, а крупный город у нас один - Москва, это впечатления не производит. Там хоть целиком раздевайся, что я и сделал один раз, когда выступал с Ником Рок-Н-Роллом в Доме культуры имени академии противотанковых войск, короче, какое-то жуткое название.


FUZZ: У тебя к Питеру плохое отношение?
АНДРЕЙ: О Питере могу повторить все слово в слово, как написано в книжке у Рыбы. Тут у меня объективное и субъективное абсолютно срастаются. Терпеть не могу ни город, ни людей. Ну, что делать - не патриот я, хоть родился тут и живу. Очевидно, я сам не лучше. А книжечка у Рыбы получилась замечательная. Одна моя знакомая тетенька сказала, что она написана таким хорошим языком, как "Васек Трубачев и его товарищи". Я "Васька" не читал, но язык мне очень понравился.
 

FUZZ: SEX PISTOLS остается твоим пристрастием?
АНДРЕЙ: А что, когда-нибудь был?
 

FUZZ: Извини, забыла - ты же эстраду любишь.
АНДРЕЙ: Пристрастием до сих пор остается Пугачева и Тайлер.
 

FUZZ: А ПЕСНЯРЫ?
АНДРЕЙ: Я у них только петь учился, протягивать, чтобы хватало дыхалки и потом переходить еще куда-то. Хотя не уверен, что они так делали. Скорее всего - друг у друга перехватывали очень грамотно. Есть критерии, по которым подделываться не имеет смысла. А в манерности у нас только у Шульженко поучиться.
 

FUZZ: Тебя раздражают Влады Сташевские на экране?
АНДРЕЙ: А тебя разве волновало засилье Хилей и Кобзонов в свое время?
 

FUZZ: Тогда другая ситуация была.
АНДРЕЙ: Нет. Как сказал мой любимый французский теоретик: "Время стоит на месте, это люди меняются." Какая разница - Сташевский - Несташевский. Я лучше буду его слушать, если вообще буду, чем Мадонну. Все-таки это родное дерьмо, а не американская мечта. Если выбирать из двух, то лучше... никого. А американская мечта - это... как ее? Такая тупая, добрая тетка, ну ничего сама по себе не представляет. А, вспомнил - Мэрилин Монро.
 

FUZZ: Ты к ней относишься просто как к тетке?
АНДРЕЙ: Извини, как к бляди. Да и последние бывают разные. Есть такие, как Барбара Валентин. Несмотря на ее возраст, взгляд из толпы сразу выхватит. Сексапильная тетка и отрывная, судя по интервью. Ее ничем не смутишь, никаким вопросом. А Монро... Много на ком можно обломаться в детстве. Или заторчать, а потом обломаться. Когда меня в детстве привели в кинематограф на фильм "В джазе только девушки", я был в полной уверенности, что Мэрилин Монро - это дирижера оркестра. А когда мне сказали, что это та, которая кривляется с банджо, а потом еще и петь начала... Этот облом остался на всю жизнь.
 

FUZZ: Отечественные обломы на всю жизнь присутствуют?
АНДРЕЙ: Только не задавай коронный вопрос Старцева. Он у меня который год выпытывает: почему я не люблю Гребенщикова. Я пытался ему много раз объяснить, что мне все равно. Бесполезно. Тогда я решил отмазаться и сказал, что я ему завидую. Он это съел. Но через несколько недель или квартал понял, что я сп... обманул. И все началось сначала. На самом деле Гребенщикову я обязан своим везением, если оно вообще есть. Ну, просто не люблю я его творчество. А по мне - каков человек, таково и творчество. Вот взять Бутусова, человек хороший и безвреден в отличие от Гребенщикова, от которого сияние исходит... северное... и южное. А Сукачев - насколько неприятное лицо, а вещи у него нормальные, и кач нормальный. Все нормальное. Слушай, у него есть поклонники?
 

FUZZ: Есть, конечно.
АНДРЕЙ: Ну да, вроде бы у всех есть поклонники. Даже у АГАТЫ КРИСТИ. Вот кто ухватил вариант мелодики - что-то между английским и русским вариантом, положили полностью бредовый текст. Но ухвачено, есть своя ниша. Все их ругают, я тоже не поклонник, но они одни из лучших. Кроме того, поют на русском. Наши металлюги поют вроде на русском, а вроде и нет.
 

FUZZ: Ты патриот русской речи?
АНДРЕЙ: Нет. Я просто терпеть не могу английский. Очень нравится французский и немецкий. А круче всего - это венгерский. Если мы говорим о рокешнике, то для него, особенно для жесткого рока, создан венгерский язык. Просто надо отойти от маразматических стандартов. Почему-то считается, что английская музыка самая гениальная. А на мой взгляд - говна-пирога.
 

FUZZ: Ты причисляешь себя к панк-культуре?
АНДРЕЙ: К культуре?! Нет, меня причисляют. А если рассматривать различные течения, то мне ближе всего модернизм. Рокешник же я не люблю. Поэтому не могу к себе относиться серьезно. Когда ты спишь или просыпаешься, и у тебя в голове что-то играет, к тому же не стоит никакого труда найти подобных музыкантов - грех не играть. Если ты не собираешься стать каким-то сценическим героем, если на сцене отдыхаешь, то почему я должен себе в этом отказывать. Я просто не могу этого не делать. Это же еще кому-то нравится. Полная халява. Я с самого начала знал, что это будет самая хреновая команда, и музыка - самое большое говно. И теперь, когда я вижу говно хуже себя, то в душе поднимается здоровое возмущение: как же так, как можно еще хуже? Когда хуже меня - вот этого мне никак не стерпеть.
 

Елена ВИШНЯ
Rock-Fuzz №7-8, 1996 год

 

<< НАЗАД          ||          В НАЧАЛО >>